Мастер-класс «Работа с изменой, разводом, постразводными состояниями»

Мастер-класс «Работа с изменой, разводом, постразводными состояниями»

rasvod

 Кто ведет: Екатерина Бурмистрова, нарративный практик (опыт работы 6 лет), детский психолог ( опыт работы 20 лет), семейный психотерапевт (10 лет работы), писатель, руководитель проекта » Семья растет». В течении 20 лет провожу еженедельные родительские группы различной тематики.

Длительность: 6 академических часов ( с 10 до 15)

Почему именно эта тема:

    • Как ребенок, выросший в семье с «разводом в анамнезе» я много
      думала о том, как в этой ситуации можно максимально аккуратно и
      компетентно помогать детям.
    • многие из тех, кто сейчас состоит в браке выросли в неполных семьях,
      и мне всегда было интересно помогать людям в том, чтобы выстраивать
      свои уникальные авторские стратегии преодоления, переработки этого
      непростого опыта.
    • процент разводов очень высок в нашем обществе, и мне важно помогать
      людям, обращающимся за психологической помощью в этот период своей
      жизни. Часть моей работы при работе с разводом состоит в том, чтобы
      человек сам для себя прояснил, совпадает ли то, что он сейчас делает в
      отношениях, с его целями и ценностями, его представлениями о жизни.
    • Как специалист, практика которого складывалась в центрах, работающих
      с семьей, я постоянно имела дело с ситуациями изменения в близких
      отношениях самого разного рода.

Условия участия: знакомство с базовыми понятиями нарративной практики.

    • Можно ли что-то сделать для отношений, когда «починить» их нельзя.
    • Тема вины и ответственности и возможности деконструкции в ситуации развода.

Бережное сопровождение детей.
— феномен «развод — это крах»
— мостики понимания в ситуации тотального непонимания
— взгляд ребенка на » приключения» взрослых
— сопровождение детей и те разговоры с ним, которые взрослым временно не под силу: возможности нарративной практики в помощи детям, переживающим развод родителей
— как классические графические методики могут помогать в простраивании авторской позиции у ребенка
— подросток и варианты его реакции на развод родителей
-» эхо» развода: отголоски непростых отношений бывших супругов в их собственных биографиях
— » эхо развода» и растущий ребенок. Возможности практик «восстановления участия», работа с Отсутствующим, но Подразумеваемым
— проживание развода как история преодоления
— использование » метафоры перехода» : возможности и ограничения — практика ведения групп психологической поддержки с использованием нарративного арсенала.

Рассказ о методике проведения женской группы «Между нами, девочками», как поле возможностей  пересочинения проблемной истории», способе борьбы с постразводной изоляцией.

— » ритуальные услуги в области брака» и профессиональное выгорание у психолога. Как нарративный подход может помогать специалисту оставаться собой и минимально травмироваться в максимально сложных ситуациях.
— «профилактика» разводов : возможно ли? Нужно ли? Какие практики и возможности мы можем использовать, не влияя на личный выбор людей, обращающихся за психологической помощью.

Фрагмент одного из семинаров для специалистов (расшифровка)

Екатерина: Думаю, будет удобно записывать то, о чем мы будем говорить. Разделим доску пополам. Давайте попробуем понять, какие представления должны быть у людей о собственных отношениях, для того чтобы тема измены прозвучала очень болезненно – настолько болезненно, настолько долговременно, что это послужило поводом для консультации. Мы понимаем, что в нашей постсоветской реальности люди приходят к психологу не тогда, когда им чуть-чуть нехорошо, а когда они уже перепробовали многое. Это действительно сила страдания, которая совсем не маленькая.
Итак, какие представления об отношениях?
Слушатель: В первую очередь, это мысль или идея, что человек, с которым я вступаю в брак – гражданский или не гражданский, — мы с ним друг для друга, и теперь до смерти он мой единственный партнер в сексе и в душевной близости.
Екатерина: До смерти – единственный и в сексе, и в душевной близости.
Слушатель: Что чувствовала я. Первое, что любовь – это ограниченный ресурс: если человек любит меня и кого-то еще, значит, мне достается меньше. Это как игра с нулевой суммой. Человек может любить на сто процентов. Мой папа, например, ревновал маму к подругам – внимание и любовь достается другим, а не мне.
Екатерина: Значит, любовь – это ограниченный ресурс.
Слушатель: Да, если ее кому-то еще дают, то мне остается меньше. Как жадность, что ли. Это первое. А второе – это то, что я потеряла свою ценность, когда он выбрал другую женщину.
Екатерина: Т.е. я имею ценность в контексте этих отношений, а если их нет….
Слушатель: То я уже не такая классная, не оказалась такой хорошей.
Екатерина: Отношения – подтверждение ценности, идентичности.
Слушатель: Тут важно указать, что отношения только со мной – если он изменил, отношения то все равно остаются.
Екатерина: Это вопрос, который мы потом рассмотрим, – что происходит с отношениями после того, как случается измена. Более того – мы не обозначили понятие измены. Нужно уточнить – что такое измена. Для каждой пары измена это что-то свое. Для одной пары измена – это когда один смотрит порнографические картинки в интернете; и именно для этой пары – это катастрофа отношений. Для другой пары нормальным является «он изменял, но не очень часто» — вообще не проблема. Такие две полярные позиции. Что такое измена в контексте отношений, это решает только пара.
Слушатель: Гласного или негласного договора – это может быть как-то обговорено, а может быть так, что муж подразумевает одно, а жена другое.
Слушатель: Люди лично далеко не все доходят до того, чтобы обсуждать это в паре. У каждого свои представления.
Екатерина: Я буду параллельно говорить, как я пытаюсь работать с этими случаями, и это нарративный инструментарий. Выяснение представлений об отношениях возможно только если люди не находятся в состоянии болевого шока, если у них не очень острая ситуация, если они могут что-то обсуждать спокойно. Это высокий уровень отвлеченности. По карте выстраивания опор, это высокий уровень дистанцирования, и он далеко не всегда возможен. Полезно, если к вам приходят люди с ситуацией измены, понять, какими были отношения, какими вы представляли отношения с тем, чтобы то, что произошло, было бы возможно как измена. Сейчас половина случаев измен виртуальная, т.е. это не реальные отношения, которые переросли во что-то увлеченное. Бывает, что то, что воспринимается как измена и разбивает существующую структуру отношений в паре, это виртуальный контакт.
Слушатель: Что значит виртуальный контакт?
Екатерина: Виртуальный роман – переписка, увлеченность.
Слушатель: Мой знакомый на поэтическом форуме писал стихи. С одной из участниц он стал много переписываться, общаться. И его устремление туда было настолько сильным, что его жена это чувствовала как измену.
Екатерина: Да, это первый вопрос – что такое измена в контексте отношений. И, главное, мы не ставим это под сомнение, если люди принесли что-то, что нам кажется ерундой, исходя из наших представлений о том, как это бывает. Важно, как это для людей, насколько серьезно это для отношений в паре.
Слушатель: Есть еще такое понятие как верность.
Екатерина: Это одно из базовых понятий.
Слушатель: И что каждый человек под этим подразумевает – это индивидуальная вещь.
Екатерина: И что пара договорилась, что будет верность, пока они вместе только друг с другом.
Слушатель: Или они не договорились, но каждый себе это как-то представляет. Требования к партнеру есть, но договора нет.
Екатерина: Обычно получается, что договор негласный возникает в хорошие времена жизни пары, когда и обсуждать-то нечего. А потом оказывается, что было, что обсуждать. А бывает и противоположная ситуация, когда в начальный период отношений, в романтический период, вдруг кто-то говорит: «Если что-то будет, я тебя сразу брошу, имей в виду. Даже не буду разбираться». И много лет это служит причиной того, что даже небольшой случай даже нереальной измены прячется, маскируется и служит постепенно формирующейся бомбой детонатора – он (она) же помнит, что сказали. Вопрос договора, представления об отношениях очень и очень важен.
Какие представления есть в нашей культуре, более мощные дискурсы, социально обусловленные?
Слушатель: «Две половинки», «один единственный».
Слушатель: У нас еще принято считать неудачником того, кому изменяют: «рогоносец», «она не видит, а все вокруг знают», «обманутый муж», — т.е. человека, которому изменяют, принято считать ущербным. И он еще и поэтому очень переживает.
Слушатель: Причем, это ведь только про мужчин.
Слушатель: Нет, про женщину тоже: он ходит налево, а она не знает или все терпит.
Слушатель: Мне кажется, очень принято это скрывать. Этого очень стесняются и боятся, что кто-то узнает. Это очень стыдно, потому что ты ущербный, если тебе изменили.
Слушатель: Возможно, еще влияет идея, что если ты простила, то это повторится, потому что ты проявила слабость.
Екатерина: Если ты простил, ты как бы дал разрешение на будущее. Если мы рассмотрим сюжеты классической литературы, древнегреческой литературы, то увидим, что это сюжет, широко представленный и с совершенно конкретными выводами: измена как что-то рушащее, как что-то, что нельзя простить, нельзя пережить.
Напомните мне случаи преодоления измены.
Слушатель: «Война и мир» — князь Андрей прощает Наташу, правда, перед смертью.
Слушатель: Но ей не удалось сбежать, и она сама раскаивалась.
Слушатель: Но изменой был факт письма и того, что она согласилась.
Екатерина: И это было важно в контексте их отношений – измена состоялась.
Слушатель: Еще Каренин простил жену, но развитию это не помогло.
Екатерина: Примеры, когда удается отношениям выздороветь….
Слушатель: Надо сказать, что в литературе вообще отношения, описываемые не очень были связаны с браком, с браком по любви. Брак по любви – это последние двести лет, до этого брак был по каким-то другим соображениям. Опять же, до недавнего времени женщина была некоторой собственностью, и измена с женской и с мужской стороны воспринимались совершенно по-разному.
Слушатель: Можно добавить к списку, что мой партнер – моя собственность.
Екатерина: И если сто пятьдесят лет назад это была собственность физическая, то сейчас это собственность эмоциональная: чувства, мысли партнера должны принадлежать мне. Я также многократно сталкивалась в практике, что изменой считается просто увлеченность – человек внимательно посмотрел в другую сторону или помощь в другую сторону.
Слушатель: Это красиво дополняет мысль о том, что любовь – это ограниченный ресурс. И даже если он не ограниченный, то даже какой-то лучик теплого внимания, который идет в другую сторону, это уже то самое.
Слушатель: Одна моя подруга сходила с ума, когда ее жених разговаривал по телефону с лицами женского пола.
Екатерина: Да, даже это воспринималось как угроза.
Слушатель: Про примеры в литературе. Примеров того, как с изменой справились, не так много, а примеров тихого терпения измены, особенно когда брак еще не был по любви, выше крыши, потому что тогда это было неким само собой разумеющимся.
Екатерина: Терпение связано со страданием и отношениями, в которых не хорошо – это не то, что отношения переболели и выздоровели.
Немножко поделюсь накопленным опытом. Предположим, что люди думали, что брак, совместная жизнь будут такими, какими мы описали в списке. И дальше происходит сюжет измены. Обычно это кто-то один — редко сразу оба партнера оказываются неверны. И получается, что один – «виновный», второй – «виноватый». Что произойдет с отношениями?
Слушатель: Смерть какая-то.
Екатерина: Это очень сильная метафора.
Слушатель: Перекос.
Слушатель: Крах, разлом.
Слушатель: Обычно отношения усиливаются, увеличивается их интенсивность.
Екатерина: Какие слова, метафоры люди употребляют, когда говорят про то. Что произошло?

 

Добавить комментарий