Хорошие вопросы: «Неверная нота»

Как часто мы начинаем дергаться и пытаться контролировать и критиковать нашего подростка…

 

В большинстве случаев за попытками контроля стоит либо тревога: «Вот, я его не проконтролирую, и что будет? Что получится? Он сам, без моей помощи не справится».

 

Либо чувство вины: так часто у родителей возникает ощущение, что они что-то такое важное для ребенка, «не додали» или не доделали. Возникает именно когда ребенок резко вырастает и становится внешне почти как взрослый — то есть между 13 и 15 годами.

  • И родители даже вполне себе могут понимать, что время контроля и продуктивной критики давно прошло.
  • Что сейчас от попыток контролировать, что же там такое подросток делает, может стать только хуже.
  • Но внутренняя тревога не дает остановиться.
  • Заставляет говорить неприятным тоном.
  • Задавать вопросы, на который ответ будет только «отстань» или «нормально».
  • Контролировать то, что ребенок давно научился делать сам, без напоминаний…
  • Да, мы знаем что тревога в отношениях с подростком не помогает.

 

Но кнопки выключения этой нашей тревоги до поры до времени не существует.

 

И мы начинаем разговор с подростком не с той ноты.

Они ведь очень умные и чуткие — наши тинэйджеры.

Они прекрасно «ловят» и считывают то, как неискренне звучит наш тон.

И что под интересом мы маскируем попытку контроля…Но они пока не умеют считывать, что за попытками контроля стоит тревога.

Все, что имеет двойное дно — подросток мигом считает: у него период развития такой. С 11 до 17 вообще такое время, когда чувствительность к сложным коммуникациям (правда, в основном с ровесниками) максимально.

 

Бесплатный вебинар «Окна в мир подростка» — открывает онлайн-курс «Ловушки подросткового возраста»

 

 

Но и наши коммуникативные игры выросший ребенок видит насквозь. И если мы будем давать нашей родительской тревоге голос — высокая вероятность, что общаться подросток станет меньше, или менее охотно. Больше всего им не хочется, чтобы с ними говорили как с маленькими…

 

А как у вас с кнопкой «выключения тревоги»?
И с реакцией подростка на то, что периодически тревога в вашем голосе звучит?

Ответы читателей в группе на Фейсбуке

 

Мукиф

Я очень тревожная мать… очень… и нисколько не скрываю. Поэтому наши разговоры выглядят так: «Милые дети! Я нервная и тревожная! А еще я недавно прочитала статью (про педофилов, про китов, про ЕГЭ, про кариес). Поэтому сядьте и послушайте очередную лекцию о безопасности (я постараюсь как можно короче), и всегда отзванивайте мне с контрольных точек! Иначе я буду нервничать, а если я буду нервничать, то вы знаете, как плохо будет вам!».
А учеба, профессия, и обустройство личной жизни — это их дело и пусть они сами за себя отвечают по мере взросления. От ошибок в этом еще никто не умирал, только опыт приобретут

 

__________________________________________________________________

 

Елена

Слежу за собой постоянно. Если вижу, что общение не ладится, значит что-то не то. Извиняюсь, пытаюсь снова. Говорю о своей тревоге, но не чтобы заставить делать так, как мне спокойно, а чтобы было често и искренне.

__________________________________________________________________

 

Наталья
я тревожная, мой подросток это знает и меня поддразнивает 🙂 стараюсь с юмором к себе относиться, а то на троих детей не хватит.

 

__________________________________________________________________

 

Ксения
Дети говорят мне что им не приятно. Мне помогает успокоиться разговор с адекватными взрослыми по телефону

 

__________________________________________________________________

 

Анна

А я всегда говорю так: «мое волнение — это нормальный инстинкт матери. Я буду волноваться и дальше. А твоя задача отстаивать свою личность. В том числе и передо мной. Так что я буду стараться доверять твоему выбору, а ты старайся учитывать мое беспокойство. Ну и старайся объективно учитывать опыт старших родственников и друзей». Обычно признание собственного несовершенства и искреннее уравнивание положений создаёт доверие между нами и так или иначе все решается…

 

 

Добавить комментарий